read_and_cry

Categories:

Уроки вождения

Три главные угрозы человечеству по версии моей мамы - фашизм, тараканы и вождение автомобиля.

С пеленок нас учили переходить дорогу правильно - посмотреть направо, налево, вниз, вверх. Потом снова налево и направо - потому что пока вы глядели вниз и вверх, ситуация могла критически поменяться. Креститься было не нужно - в этих вопросах можно было доверять только фактам, а не сваливать все на божью милость.

Если мы по детской бестолковости делали шаг в сторону проезжей части, когда на горизонте виднелась машина, мы слышали душераздирающий крик "Стоять!". Вместе с нами останавливалось еще человек пять пешеходов и один раз упал в обморок первоклассник.

Когда мама переходила оживленную дорогу, где не было светофора или пешеходного перехода (а в нашем микрорайоне ничего такого не было отродясь), папа пел ей песню "Красивая и смелая дорогу перешла". И потом уточнял: "Смелая - не потому что красивая, а потому что дорогу перешла".

Папа ездит за рулем лихо. Но если едет один. Или с детьми. Или если везет хрусталь. Или если ему доверят катать по Балашихе папу римского - тоже будет ездить лихо. Но только не когда мама в машине. Потому что если автомобиль разгоняется до космически большой скорости, около пятидесяти километров в час, мама начинает напоминать всем в машине о скорой смерти: "Ну ты себя не жалеешь, меня не жалеешь, ну хоть дочь на заднем сиденье пожалей!" "У меня запасная есть", обычно весело парирует папа, но скорость все же снижает.

Как-то летом на дачу отправили старенькую ниву. Над приличными городскими автомобилями эксперименты ставить было запрещено, а вот ниву было не жалко. Она была на ходу, но при разгоне начинала шуметь как взлетающий авианосец. Тетя Оля сразу увидела в этом шанс всей своей жизни и попросила папу учить ее водить машину.

Когда папа и тетя садились в аппарат, мама делала круглые глаза, собирала всех детей по участку и запирала их в доме. Складывалось ощущение, что в ниве были педали газа, тормоза и сцепления, а также незаметная дополнительная педаль, включающая огнемет. Иначе непонятно, как моя тетя могла достать кого-то на участке, катаясь на машине по деревенским полям.

С уроками вождения было сложно. Папа в своей инженерной манере пытался кратко объяснить тете устройство механической коробки передач. Надеялся, тетя или научится водить или купит подписку на "Науку и жизнь". Тетя лекцию слушала очень внимательно, но процесс запуска мотора решила коротко называть "Ры-ры-ры". Если машина долго стояла на дороге и не ехала, рано или поздно мы слышали громкие всхлипы: "Старик, я тут все жму, жму, а она рырыры все равно не делает!".

На каком-то из уроков машина все-таки въехала в соседский забор. Но несильно. Я не уверена, что именно этот инцидент положил конец обучению. Может просто решили, что не судьба.

Процесс вызывал у меня жгучее чувство зависти. Не знаю, как на это все согласилась мама, но мне тоже разрешили учиться водить ниву. Лет в тринадцать я медленно, но гордо колесила полевые дороги под чутким присмотром папы.

Но потом инструктор потерял бдительность. Он решил, что его ребенок вундеркинд и в принципе незачем откладывать реальную жизнь. Поэтому мы поехали на ниве с поля прямо к дому. По плану я должна была доехать до настоящей дороги, элегантно затормозить и передать руль. На деле близость реального шоссе отключила у меня мозг, а вместе с ним руки и ноги, я не смогла нажать на тормоз и машина медленно начала выкатываться, становясь ровно поперек проезжей части.

Первый раз в жизни я слышала, как на меня кричит папа. Мне кажется, что в итоге машина заглохла исключительно от силы его проклятий, потому что маловероятно, что я с перепугу вспомнила, на что и когда жать. Мы немного постояли молча, вспоминая самые важные моменты своей жизни, заодно перегородив движение в обе стороны - спешить было некуда, потому что на деревенских дорогах чаще можно было встретить корову, чем вторую машину. Потом, ни слова не говоря, поменялись местами и поехали домой.

Толком водить машину в деревне я так и не научилась, права получила уже в институте. Мама с тетей Олей тоже получили права - они решили вместе закрыть этот жизненный гештальт.

На права все сдали сильно не с первой попытки, но, как известно, дорогу осилит идущий. После одной из попыток мама особенно гордо зашла в квартиру, открыв ногой дверь, и объявила, что легавые собаки впаяли ей превышение скорости. Оказалось правда, что она не увидела лежачего полицейского, и ехала не положенные двадцать, а все безумные сорок. Но с тех пор мы ее все равно зауважали как человека, который любит за рулем пощекотать себе нервы.

Моей первой машиной был матиз. Денег у меня в институте было, мягко говоря, маловато, поэтому я собрала все что было и еще немного фантиков от конфет, и купила то, на что хватило средств.

Матиз был прекрасен как рассвет, но чтобы позволить юным дамам иметь такую роскошь, инженеры убрали из него все, что не влияло непосредственно на поездку. Стекла опускались кручением ручек, в народе именуемых мясорубкой. В машине не было магнитолы, кондиционера, автоматической коробки передач и некоторых деталей внутренней отделки. Зато на первый же день рождения мне подарили чехол на руль с божьими коровками - чтобы окончательно закончить образ дурехи за рулем. Летом я ехала в тишине с открытыми окнами, обливаясь потом, и слушала комментарии разной степени вменяемости от других водителей, которых моя жизненная ситуация безумно веселила. По приезду в точку назначения мне приходилось полностью переодеваться, но все равно чувствовала я себя невероятно понтово.

Сейчас у нас в семье скучная комфортная машина, даже рассказывать нечего. Благополучие убивает юмор.

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded